17:40 

Маме, с любовью)))

Gealtach
Все, о чем ты подумаешь, будет использовано против тебя.
Название: Маме, с любовью.
Афтор:Штатный Псих
Бэта: Alyn18
Пэйринг: Пэрри/Гарри
Рейтинг NC-21
Ворнинг: кроссдрессинг, мастурбация, футфетиш, бандаж, фистинг, двойное проникновение, употребление наркотиков
Дисклеймер: я волонтер.
Хочешь сделать автору приятное - скажи спасибо Бэте.

Проснулся Гарри совершенно разбитым и уставшим. Дурацкий тофу - футон совсем не подходил для его больной спины. Однажды его избили и повредили позвоночник, после чего спать на твердых поверхностях стало очень затруднительно. Гарри зашел в ванную и отметил про себя, что этот ван Шрайковский крем - херня. Но все же послушно намазал лицо снова и пошел завтракать.

Сидящий за кухонной стойкой, с кружкой свежесваренного кофе и свежим номером «The Times», Пэрри окинул его пристальным взглядом, замечая чуть сползшие штаны и майку, ладно обтягивающую худое тело, подметил взъерошенные волосы и сонный вид. «Пожалуй, стоит купить ему какую-нибудь большую кофейную чашку с собакой или дурацкой надписью типа «I love LA», пижаму оставить. Стричь необязательно. Добавить вафли, тосты, полить кленовым сиропом и можно подавать маман». Кстати, о еде. Как он раньше не допер? Гарри не создает впечатление человека, сидящего на здоровом питании и протеиновых коктейлях. Тут уж уместнее будут эти самые вафли, лазаньи, спагетти, рулеты из индейки и прочая вкусная, но бесполезная фигня. Хотя парочка банок с биодобавками на кухонном столе не помешает. И придется обезобразить интерьер этими гребанными «уютными мелочами». Совместные фотки, сувениры, книги, очки и тапочки. Очки. Не забыть зайти к окулисту и подобрать очки для Гарри. Пэрри очень наделся, что они успеют все за один день. За шмотками для Гарри вообще придется идти в секондхэнд, чтобы все выглядело достаточно правдоподобно. Пэрри почему-то ненавидел эти бутики для бедных. Он вообще терпеть не мог нищих, считая, что их положение - это следствие их собственной лени. Пэрри ван Шрайк никогда не был легким человеком.
-А в этом доме есть хоть какая-нибудь нормальная пища? - грустно спросил Гарри, рассматривая тарелку с отварной стручковой фасолью.
-Вечером будет, - поморщившись, ответил Пэрри. Он ненавидел нытье, - завтракай и одевайся. Сегодня у нас каждая минута на счету. Запоминай. Ты в прошлом актер, но сейчас живешь со мной и исполняешь роль любовника-домохозяйки. Познакомились мы,…так как познакомились. Ничего не изобретай. С Хармони ты расстался, а тут появился я, начал тебя добиваться и теперь мы вместе, понял? Ты без ума от меня и любишь для меня готовить. Ты вообще умеешь готовить?
-Умею, - с набитым ртом ответил Гарри, пытаясь прожевать эту зеленую дрянь, которую под видом пищи ему подсунул Пэрри.
-Готовь, читай свои книги, читай мои книги, смотри кулинарные шоу по ти-ви, убирайся по дому, исполняй роль моего секретаря и делай вид, что рассылаешь свои резюме на студии и записываешься на прослушивания.
-Это еще зачем? – удивился Локхарт.
-Так надо. Мой любимый цвет – синий, обожаю занятия спортом,…а еще…
-Любишь Deep Purple и Nirvana потому, что считаешь Кобейна жутко сексуальным и переспал бы с ним. А рингтон на мобильном больше для отвода глаз и самоиронии. Еще всегда берешь большой латэ в «Starbucks», даже не смотря на то, что дома у тебя кофе без кофеина. Не куришь и терпеть не можешь, когда кто-то курит рядом с тобой. Рубашки носишь от Lacoste и Hugo Boss одеколон от Baldessarini, педантичен, что еще? Патологический чистюля, - добавил Гарри, размышляя, стоит ли попробовать этот дурацкий бескофеиновый кофе или все же нет?
-Не понял.
-У меня что, глаз, что ли нет? Я, вобщем-то такой же частный детектив, как и ты. И даже если ты зовешь меня недоумком, это еще не значит, что так оно и есть, - меланхолично ответил Гарри. Как же ему не нравилась эта квартира. Он чувствовал себя совсем не в своей тарелке. И это угнетало.

-Э-э-э.… А я точно выгляжу достаточно по гейски? – спросил Гарри, разглядывая свое отражение в зеркале. Темно-серый блейзер от Hugo Boss, рубашка-поло от Lacoste цвета морской волны, классические синие джинсы от Tommy Hilfiger на размер больше, кеды в ретро-стиле от Adidas. Завершали образ большие очки в темной, к цвету глаз, роговой оправе.
Пэрри критически осмотрел Гарри со всех сторон. Достаточно неплохо. Угадывается актерская профессия, немного гомосексуального есть в сочетании цветов и линии силуэта, но без фанатизма.
-Натяни рукава, как ты это обычно делаешь и расслабь шнурки. А теперь чуть приспусти джинсы. Черт, да не так, - Пэрри подошел и поправил край джинс так, как ему казалось правильным. Не слишком низко, никаких пошлостей типа голого живота или бедренных косточек, но чуть ниже, чем принято.
Осень в Эл-Эй приходила с холодными ветрами. И старая потрепанная кожаная куртка Гарри была в самую точку. Вот только чего-то не хватало…. Ван Шрайк задумался. И сообразив, чего именно, тихо сказал девушке-консультанту. Та немедленно испарилась и вернулась через несколько минут с длинным шарфом крупной вязки. Пэрри набросил шарф на шею Локхарта и обернул несколько раз.
-Готово, добавим капельку Essential Lacoste. И? вот еще… - Пэрри достал из кармана пиджака небольшой кулон из белого металла на кожаном шнурке,- мама никогда не поверит, что я не делаю своему любовнику подарков. Этот ты получил после нашей первой крупной ссоры, когда я забыл о нашей знаменательной дате, задержавшись на работе.
-А дата-то какая была? – кулон неприятно холодил кожу чуть ниже ключиц.
-М-м-м.… - Пэрри помахал в воздухе пальцами, придумывая - Три месяца вместе.

-Запомни, ты не должен шарахаться от меня, когда я к тебе случайно прикасаюсь, - инструктировал Пэрри напарника.
День подходил к концу, завтра должна была приехать маман. Сегодняшний шоппинг прошел на удивление быстро, оперативно и продуктивно. Теперь безликая двухъярусная квартира Пэрри начала приобретать вид человеческого жилища, знакомого Гарри. На стенах, волшебным образом, возникли их совместные фотографии, сделанные в фотошопе знакомым фотографом Пэрри. Длинный и узкий кожаный диван украсили несколько подушек цвета топленого молока. На кухне появилась нормальная еда и кружка. С Микки Маусом. С Микки, мать его, Маусом! И пускай мультяшка был из самых первых лент двадцатых годов, и кружка выглядела очень стильно, совсем не напоминая детскую, Гарри тихо злился. Микки Маус. Он ненавидел эту мышь. Просто терпеть не мог. Его папаша-алкаш в редкие минуты просветления дарил ему мягких мышей и комиксы с гребанным Микки, как будто после этого Гарри должен был все ему простить. Нет, Гарри определенно не любил Микки Мауса. А еще ужасно хотелось курить, до ломоты в зубах. Обычно Гарри скуривал около пачки в день. Иногда чуть меньше, иногда чуть больше. И ему никогда даже в голову не приходило бросить курить. Что за глупости, в самом деле? Рак легких? Да не смешите, никто не умирал от рака легких, пока людям не сказали, что от него можно умирать. Гарри искренне считал, что люди болеют только потому, что могут болеть. Ну, или потому что в них, например, выпустили целую обойму или близко познакомили с такой очаровательной особой, как бейсбольная бита.
-Это как? – переспросил уставший и голодный Гарри, поесть они сегодня тоже не успели. Перехватили по стакану кофе и все.
-Это вот так, - сказал Пэрри и легко коснулся лица напарника, провел кончиками пальцев, обрисовывая скулу и трогая подушечками нежную кожу за ухом. Гарри почувствовал, что по спине пробежал табун мурашек и передернул плечами, - неприятно? – спросил у него обеспокоенный Пэрри. Ведь если этот придурок будет шарахаться от него в сторону, то маман их поймает с враньем на раз.
-Да нет, щекотно, - отчего-то смущаясь, ответил Локхарт.
-Нормально, привыкнешь. Если что, спишем все на нашу неземную страсть и что-то типа того, что тебя в жар кидает от одного моего взгляда. А еще спать сегодня ты будешь у меня. И не надо так смотреть, я тоже не в восторге от этой идеи. Но надо. Представь себе, что… Э-э-э… Помнишь, как ты был подружкой для Хармони? Примерно то же самое. Обнимашки, скромные поцелуи и никакого секса.
-У Хармони не было члена, - резонно заметил Гарри, - я что-то не понял, если твоя мама приезжает только завтра, зачем мне спать с тобой сегодня?
-Господи, - Пэрри закрыл глаза и досчитал до десяти, - затем, чтобы ты быстрее привык ко мне. Знаешь, ты будешь спокойнее относиться к тому, что я на глазах у моей маман схвачу тебя за задницу, если перед этим твоя задница побывает в моей постели. Так психологически проще. И тебе, и мне, в конце концов, не забывай, для меня это тоже шок.

Ужин прошел как-то скомкано, Пэрри задумчиво ковырялся в своем салате, а Гарри пытался не подавиться макаронами с сыром. Он с ужасом ждал предстоящей ночи. Нет, Локхарт не был гомофобом, к геям и лесбиянкам относился спокойно, с большей долей юмора и легкого недоумения. Но тот факт, что сегодняшнюю ночь и семь последующих ему придется провести в одной постели со своим боссом.… Со своим геем – боссом. Ему, кстати, вся эта затея тоже, вроде как, не по душе. А еще Гарри было любопытно посмотреть на женщину, ради которой Пэрри шел на такие жертвы. Очень любопытно. Интересно, какая она – мама Пэрри? Наверное, эдакая Маргарет Тэтчер или Кроэлла Дэ Вилль, как в том фильме про далматинцев. И звучит похоже. Ванесса ван Шрайк. Ух. Аж мороз по коже. Гарри помнил одно фото на столе у ван Шрайка, в кабинете. Пэрри обнимает за плечи молодую женщину. Они сфотографированы в белой беседке, увитой чайными розами. Гарри тогда еще очень удивился, он думал, что такие беседки существуют только в рекламе женских прокладок. А тут на самом деле. И женщина, ровесница Пэрри. «Сестра, наверное», - решил тогда Гарри.
-Ну что, пойдем? – вернул его на землю усталый и чуть равнодушный голос ван Шрайка.
-Куда? – удивился Гарри.
-Спать, идиот. И забери свои вещи из гостевой. Завтра там остановится мама. Надеюсь, ты не спишь голым?
-Э-э-э, нет. Предпочитаю пижамы. А почему ты спросил?
-Потому что. Давай живей, завтра у нас предстоит трудный день, поэтому не помешало бы нам лечь пораньше. Кстати, не забывай, теперь нет тебя и меня, есть мы. Старайся строить предложения, основываясь на этом местоимении.
-Хорошо, тогда мы идем спать.
-Молодец, - устало улыбнулся Пэрри.
-Небеса сойдут на землю.
-Почему?
-Ты только что меня похвалил!
-О. Забудь и пошевеливайся. Посуду за собой помой. И за мной. Ты же теперь любишь заниматься ведением домашнего хозяйства, - ехидно заметил Пэрри и вышел из кухни.
-Сволочь, - буркнул Гарри, но запихнул тарелки в посудомойку.

-Твоя половина слева, - не оборачиваясь на вошедшего, сказал Пэрри, вытирая мокрые волосы полотенцем.
Гарри удивленно присвистнул.
-Да тут же вшестером можно поместиться и друг друга не задеть!
-Не преувеличивай.
-Шелковое постельное белье? Но оно же холодное и скользкое. Я постоянно с него падаю.
Пэрри с недоверием посмотрел на напарника.
-Кроме шуток. Однажды остановился в одном «лав – отеле», ну не было нигде свободных номеров, мне знакомая предложила люкс для новобрачных за двадцатку. Так там было это гребанное шелковое белье. После третьего падения я спал на полу.
-Это твои проблемы, - резонно заметил Пэрри.
Гарри неловко продолжал стоять на пороге, переминаясь с ноги на ногу и прижимая к себе пижаму.
-Черт, Локхарт. Я не кусаюсь. И не насилую маленьких бедных натуральных девчонок.
-Я не девчонка, - огрызнулся Гарри.
-Ну, тогда иди и ложись спать, - Пэрри раздраженно поправил подушку и лег в постель, - все, я гашу свет.
Гарри тяжело вздохнул и пошел в ванную, переодеваться. Он бы с удовольствием лег спать в джинсах (оно как-то спокойней что ли), но существовала огромная вероятность того, что Пэрри будет орать.
Вернувшись из ванной, Гарри осторожно сел на край постели. Пэрри лежал на животе и, кажется, уже спал. Гарри залез под одеяло, проклиная китайцев (или кто там изобрел этот долбанный шелк), шелкопрядов и всю на хрен шелковую промышленность. Ну, до чего же гадко и скользко, а еще очень холодно. Наверное, действительно, надо быть геем, чтобы уметь спать на таких простынях. Гарри немного повозился, свернулся в клубок и уснул.

Среди ночи Пэрри разбудил грохот. Детектив вообще привык к тому, что обычно в его спальне царила идеальная тишина. Для этого ван Шрайк в свое время усилил звукоизоляцию комнаты в несколько раз.
Он подскочил с кровати и включил свет.
-Все нормально, это всего лишь я, - поднял руки, лежащий на полу Гарри, - говорю же, постоянно падаю с этого чертового белья.
Пэрри закрыл глаза, втянул в себя воздух. Медленно досчитал до десяти.
-Забирайся обратно в постель,- скомандовал он.
-Что ты собрался делать?
-Я сказал, забирайся.
Пэрри дождался, когда этот недоумок снова ляжет, выключил свет и лег рядом с ним.
-А сейчас не дергайся, не болтай и не дыши в мою сторону, - предупредил Пэрри, осторожно обнимая Гарри со спины, - расскажешь кому-нибудь об этом, убью.
-Да уж поверь, не буду, - проворчал Гарри. Но на самом деле ему стало намного теплее и удобнее. Пэрри был большим, раздраженным, но надежно удерживал его от падения, перехватив рукой поперек живота. Тепло другого человека всегда успокаивало Гарри. Он уснул, прислушиваясь к ровному дыханию Пэрри.

Пэрри снилось, что ему девятнадцать и он в колледже. И они с капитаном сборной по футболу… как же его звали… Кажется Дэниэл… Они с Дэниэлом теплым майским утром валяются в постели… ленивые и томные после хорошего секса… и Пэрри гладит крепкий живот Денни… А тот рассказывает ему что-то о схемах, которые использовала команда противника на прошлой игре… И…рука Пэрри скользит все ниже… А Денни теряет нить разговора и целует его… Сон мягко вытолкнул Пэрри в реальность Он еще несколько секунд лежал с закрытыми глазами, поглаживая возбужденный член Денни. Но ему уже не девятнадцать. И это не член Денни. Озаренный догадкой, от неожиданности Пэрри чуть сильнее сжал руку.
-Хармони, - прошептал Гарри, утыкаясь носом в шею Пэрри, и кончил. Кончил прямо ему в руку!!!
К счастью, Гарри не проснулся, а засопел еще глубже, прижимаясь к ван Шрайку. А тот судорожно соображал, что же делать дальше. Ну не признаваться же, что он только что отдрочил ему?! Пэрри очень осторожно, стараясь не разбудить Гарри, вытер руку об его пижаму и выскользнул из постели.
В ванной ополоснул лицо, почистил зубы и сел на крышку унитаза, размышлять. Сейчас пять утра. Рейс маман сядет в Эл-Эй в восемь. В девять она уже нанесет ему визит. У маман есть свои ключи. И значит, утруждать себя стуком в дверь она не будет. Сегодня воскресенье и они вроде как должны спать. Вместе. Значит, придется вернуться в постель и изображать из себя чертовых голубков. Пэрри зевнул. А спать и вправду хочется. И поплелся обратно.
За время его отсутствия Гарри почти свалился. Пэрри едва успел поймать его за руку и втянуть обратно на постель. Нет, белье все-таки придется сменить. Локхарт причмокнул во сне губами и притиснулся спиной к его боку, позволяя снова себя обнять. «Видел бы ты сейчас себя со стороны, мой гетеросексуальный напарник» - веселился Пэрри. Он чуть прижал к себе Гарри. Тот уже не казался ему наказанием божьим.


Дверь спальни распахнулась, у постели возникла молодая женщина, в костюме от Шанель. Пэрри тут же проснулся.
-Привет мама, - поздоровался он, выгибая спину, и как следует потягиваясь.
-Здравствуй солнышко, ты не один? – Ванесса нежно поцеловала сына в лоб и заметила Гарри, замотанного по самые уши в одеяло, - разбуди свою девушку и познакомь нас. Я буду ждать внизу.
-Конечно мам, - улыбнулся Пэрри, стирая помаду, - рад, что ты приехала.
-Рада, что ты завел себе подругу, - ответила женщина и вышла из комнаты.
«Да мамуля, а я-то как рад».
-Подъем, - попытался разбудить Гарри ван Шрайк,- маман прибыла.
-Чья маман. Моя?…Она умерла. Дай поспать, - отмахнулся от начальника Гарри.
-Моя, кретин! Поднимайся.
-О. Извини. Да конечно, - сонный Гарри свалился с постели на пол, - я сейчас. Да.
-В душ, быстро! И не забудь почистить зубы.
Вернувшись из ванной, Гарри обнаружил ван Шрайка полностью одетого в костюм цвета молочного шоколада (звучит очень по-пидорски, да) от Armani и завязывающего галстук у зеркала. Но Пэрри нервничал, шелк выскальзывал (опять этот гребанный шелк) и получалось не очень.
-Подожди, - остановил его Гарри, - не так, - и сделал простой винзорский узел.
Пэрри удивленно посмотрел на свое отражение. Идеально.
-Я же фокусник, узлы, понимаешь? – смущенно улыбнулся Гарри, пожимая плечами.
-Спасибо. А теперь нечего стоять, давай одевайся.
-Э-э-э…А мне что одеть? Тоже костюм?
-А ты всегда их носишь? – язвительно спросил Пэрри.
-Нет.
-Значит, синюю рубашку от «Лакост», черные джинсы и накинь мою толстовку.
-Это еще зачем?
-Затем.
-А кеды?
-Никакой обуви, босиком. Ты творческая личность.
-Ладно.
-Я сейчас спущусь. А ты присоединяйся к нам, как будешь готов. И не забудь об одеколоне.
-Хорошо.

-И как идут дела у моего самого лучшего мальчика? – ворковала Ванесса над сыном, Пэрри рассказывал маман о последнем деле, и как все закрутилось, и…. И тут появился Гарри. И конечно, он как обычно сделал все так, как делать был не должен. Господи… Ну почему? Почему все опять в жопе? Пэрри потер переносицу пальцами.
-Мам, познакомься, это Гарри, мой…. – слова «личный недоумок и божья кара» так и просились на язык, - спутник жизни.
Гарри, не обращая внимания на почти сползшие спортивные штаны (ну хоть толстовку ума хватило одеть) покрутил из стороны в сторону лохматой головой и удивленно спросил:
-Мама? Пэрри, а где твоя мама? Добрый день, мисс…Вы сестра Пэрри? Он мне о вас не рассказывал, но я видел ваше фото у него в кабинете. Приятно познакомиться. Я Гарри, друг Пэрри. Ну, вообще—то немного больше чем друг. Хотя.…Да значительно больше. Вы же знаете Пэрри, перед ним бы и Брэд Пит не устоял, захоти Пэрри Брэда. Но мне повезло больше, да. О простите, я слишком много болтаю. Не расслышал вашего имени?
-Ванесса ван Шрайк, - царственно ответила мамочка и улыбнулась. Улыбнулась, как девчонка. «Это хорошо или плохо?» - пытался сообразить Пэрри. У мамули и Гарри была одна общая черта. Никогда не знаешь, что от них ожидать, и ни в чем нельзя быть уверенным. Уже две черты.
-Э-э-э.…А вы, значит, мама Пэрри? Черт! Извините, не хотел ругаться в присутствии дамы. Я Гарри. Да вы уже в курсе. Сейчас скажу очередную глупость, но вы слишком хорошо выглядите для того, чтобы быть матерью, - Гарри взъерошил свои и без того лохматые волосы и улыбнулся в ответ.
-Он милый,- сказала Ванесса сыну, - странный, но забавный.
-Да мамуля, кстати, я – гей.
-Знаешь, Андрэ мне все рассказал еще год назад. Когда ты гостил у нас пару недель и соблазнил его. И к тому же, для натурала ты слишком хорошо выбираешь галстуки.
-Но почему ты мне-то ничего не сказала?
-А зачем? – удивилась мама.
-Да чтобы я был в курсе! Мама!
-Пэрри, солнышко. Все хорошо. Мы взрослые люди. И, насколько я знаю, сейчас это даже модно?
-Мама!!!
-Кстати, тебе понравилась та ваза от «Тиффани»?
-Которая? Рождественская? – задумался Пэрри, - спасибо, она чудесная. Но мама, мы не…
-Оставь, лучше расскажи мне о своем увлечении. Насколько это серьезно? Я надеюсь, ты не давал этому милому мальчику пустых обещаний?
-Милому мальчику? Мама! Да ты знаешь его всего пару минут!
-Ну, неужели я могу сомневаться в тебе? Уверена, что если ты сделал его своим спутником жизни, он действительно милый.
Гарри, находившийся в этот момент в комнате, ошарашено наблюдал за семьей ван Шрайков. Таким Пэрри он еще не видел. Ну, кто такой Пэрри ван Шрайк? Здоровенная сволочь с пидорской улыбкой, пистолетом в штанах и в отличном костюме. А тут…Пэрри – маменькин сынок.
-Ангел мой, приготовь нам кофе, - Пэрри посмотрел на него и сделал страшные глаза, - мамуля, тебе, как и мне, без кофеина?
-Конечно, родной, - кивнула мама.
Гарри поплелся на кухню. Его, как обычно, выгоняют на самом интересном месте.

Он сварил кофе, начал готовить себе блинчики. Да, Гарри умел готовить. А что остается, если у тебя на руках младшая сестренка, а предкам совершенно некогда вами заниматься, потому что они решают свои проблемы и искренне уверены, что пачка кукурузных хлопьев вполне себе полноценный завтрак.
Локхарт чуть сковороду не выронил от неожиданности, когда возникший из ниоткуда Пэрри вдруг обнял его со спины и прошептал на ухо.
-Не дергайся, мама смотрит.
-Черт, - сквозь зубы выругался Гарри.
-Ты опять готовишь что-то вкусное? – громко спросил Пэрри, - подумай о моей фигуре!
-Но медвежонок, ты прекрасно выглядишь, - удивленно протянул Гарри.
-Не переигрывай, - зашипел Пэрри и неслабо шлепнул его по заднице.
-Какие у вас планы на сегодняшний день? – спросила Ванесса, удобно устроившись на высоком кухонном табурете.
-Блинчик? – спросил Локхарт.
-Нет, спасибо, слежу за фигурой, - ответила мамуля.
-У вас это семейное, - рассмеялся Гарри, накладывая себе на тарелку внушительную стопку блинов и обильно поливая их клубничным сиропом, - Пэрри, может, все-таки, хочешь кусочек? – и демонстративно отрезав огромный кусок блина, отправил его в рот, жмуря от удовольствия глаза.
«Сволочь», - подумал ван Шрайк. Он уже месяц сидел на белковой диете, исключил все жирное, сладкое и, уж конечно, мучное. Если ты гей, это значит, что тебе предстоит очень-очень много работы над собой. А когда ты гей, которому нравятся мускулистые «принцессы», то физическая форма должна быть безупречной, если, конечно, не хочешь остаться без секса. Пэрри не хотел оставаться без секса, он хотел всеобщего восхищения и обожания, и поэтому даже смотреть в сторону пончиков себе запрещал. Послушно жевал рукколу. Три раза в неделю ходил в спортзал. Посещал массажиста, сауну. Делал все, чтобы сохранить форму и не набрать лишнего.
-Дорогой, не обижай Гарри, попробуй. И кстати, сколько раз ты посещаешь свой спортклуб? – приподняв бровь, спросила маман, потягивая свой кофе.
-Три раза.
-В день?
-В неделю.
-Будет повод купить новый абонемент в спортзал, - пожала плечами маменька. Пэрри скрипнул зубами и послушно открыл рот, повернувшись к Гарри. «Только не тупи», - взмолился он. Но до Гарри дошло. Напарник быстро отрезал кусок и ловко сунул его в открытый рот ван Шрайка. Пэрри задумчиво пожевал. Отвратительно…вкусно! Захотелось еще. Локхарт протянул ему салфетку, а когда Пэрри взглянул на него с недоумением, взял и аккуратно промокнул ею губы босса.
-Сироп, - пояснил Гарри и улыбнулся.
Пэрри посмотрел на него растерянно и открыл рот, чтобы что-то сказать (он и сам не понимал что), но Гарри впихнул в него очередной кусок блинчика, и ему снова пришлось жевать.
Маман наблюдала за ними с умилением.


-Мальчики, я вас покину, буду вечером, - сказала маман и отчалила.
Пэрри с облегчением выдохнул и переглянулся с Гарри.
-Я был достаточно пидерастичен?
-Достаточно…господи…поздравляю, начало положено, - Пэрри начал массировать пальцами виски. Голова от напряжения разболелась жутко. А этому идиоту хоть бы хны. Наверное, от того, что болеть нечему. Голова - она кость.
-Аспирин и стаканчик виски?
-Было бы неплохо, виски в кабинетном баре, - детектив скинул пиджак, расслабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке.
Гарри вернулся со стаканами.
-Ты же не взял ключ, - удивился Пэрри.
-Фокус.
-Если поцарапал полировку на дверце – убью.
-А что ты будешь делать потом?
-Когда убью тебя? Спрячу труп и обеспечу себе алиби.
-Нет, когда твоя мама уедет. Ты же не собираешься врать ей всю жизнь?
-Я скажу ей, что ты меня бросил, разбив мое сердце. Например… Удрал в Мексику с какой-нибудь классной девчонкой. Или замутил с богатенькой продюссершей, которая тебя соблазнила и выяснилось, что женщин ты любишь все-таки больше, чем мужчин. Теперь у меня травма на всю оставшуюся жизнь, и я больше не могу встречаться с другими мужчинами. Идеальный вариант.
-Но… Я бы никогда с тобой так не поступил!
Пэрри внимательно посмотрел на Гарри.
-Э-э-э, ну будь я по-настоящему геем и находясь с тобой в отношениях. Это не честно!
-Это жизнь, дружок,- пожал плечами детектив.
-А это я! Уж лучше скажи ей, что я умер.
-С ума сошел, она же прилетит на похороны!
-Не знаю, выкручивайся, как хочешь, но чтобы я умер, а не бросил тебя.
-Странный вы народ, натуралы. Сначала не хочешь быть геем, потом уже не хочешь быть не геем. Допивай, и принимаемся за работу. Ты уже связался с ресторатором, звонившим позавчера? У него еще фамилия…шотландская? Ирландская?
-МакКинли, - подсказал Гарри, с сожалением опустошая стакан. Мало, чертовски мало виски.
-Позвони ему и назначь встречу. Мне надо переодеться. И проверь факс, - бросил вслед Пэрри, поднимаясь и направляясь в спальню.
-Считай, что уже сделано, - вздохнул Гарри.

Целый день Гарри носился, как гончая, по городу, выполняя поручения начальника. И он заметил одну странную штуку. Смотреть на него стали как-то иначе. Мужчины – слегка снисходительно и насмешливо, а женщины - более доброжелательно. Хотя когда он попросил у одной цыпочки телефон (у нее ноги такие же длинные, как буква «Л» в слове «Голливуд» на холмах!), она рассмеялась, дала свой номер и ответила, что с удовольствием прогуляется с ним по магазинам. Гарри тогда так и не понял, причем здесь магазины. Но нужно было успеть заскочить в банк, до закрытия, взять выписку счета неблагонадежного мужа одной из клиенток, и Гарри решил, что подумает над этим позже.

Банковский клерк встретил его тепло.
-Добрый вечер мистер….
-Локхарт,- подсказал Гарри, - Гарри Локхарт.
-Могу я называть вас Гарри? – на бейджике, приколотом к безупречно отглаженной рубашке значилось «Уильям».
-Конечно, Уильям, - согласился Локхарт, терпеть не могший излишнего официоза.
-Вы…
-Помощник частного детектива ван Шрайка. Он прислал меня с поручением. Одна наша клиентка, вот доверенность и согласие, - Гарри протянул нужные бумаги, - хотела бы увидеть банковскую выписку с личного счета ее мужа.
-Дело в том, что мы не можем оказать такую услугу, но… - заметив, как расстроено нахмурился Гарри, Уильям белозубо улыбнулся и продолжил, - для вас, Гарри, я сделаю маленькое исключение, разумеется, если это останется между нами. И если…
-Если? – переспросил довольный Гарри, ну круто ведь, правда?
-Если вы сегодня поужинаете со мной в «Нефритовом императоре».
-С удовольствием, вот номер моего мобильника, - Гарри быстро застрочил на краешке документа, - позвоните и уточните, во сколько. Ладно? Еще раз спасибо, - и он уже вышел из кабинета, когда Уильям его окрикнул.
-Гарри! Вы забыли бумаги!
-Точно, простите, я немного рассеянный, столько дел…
-Понимаю. До вечера?
-До вечера.

-Ты совсем идиот, да?! – Пэрри рвал и метал.
-Да что я такого сделал? – Гарри только что поведал начальству о том, какой он молодец и как ловко вытянул из клерка нужные документы. И думал, что Пэрри его похвалит, но пока получалось совсем наоборот.
-Согласился на свидание, вот что!
-Свидание?
-Тебя склеили, придурок.
-Свидание?
-Да, идиот и прекрати это повторять!
-Свидание с мужчиной?!
-Господи, за что ты так со мной? – возвел очи в потолок Пэрри, - когда один гей приглашает другого поужинать в хороший ресторан, и они при этом толком не знакомы, а второй гей такой вот симпатичный ублюдок как ты, это называется свидание! Черт, как знал, что надо было купить кольца.
-Кольца?
-Ты у нас что, теперь только вопросами изъясняться будешь? Да кольца! Чтобы все видели, что ты чей-то, а не сам по себе.
-Может, ты на меня еще ошейник оденешь? – начал заводиться Гарри.
-Надо будет, одену! – заорал Пэрри.
-Да пошел ты! - Локхарт в сердцах хлопнул дверью, оставляя злого, как черт, ван Шрайка в одиночестве.
Пэрри был удивлен. Он даже на секунду задумался, а не перегнул ли палку? Гарри ведь на самом деле старался. Но потом выгнал эту мысль из головы и занялся бумагами. Надо успеть закончить все вовремя, ведь вечером они с маман хотели поужинать.

Гарри выскочил из парадного и пошел к небольшому лотку с газетами, который находился недалеко от дома. Он точно помнил, что там продавали сигареты..
-Пачку «Мальборо», пожалуйста.
-Крепкие, легкие? – спросил старый негр-продавец.
-Крепкие. Спасибо. Сдачи не надо.
-Вам спасибо, молодой человек. Удачного вечера.
Гарри направился в ближайший парк, устроился на скамейке и закурил. Да, вечер определенно обещал быть «удачным». Мобильник отозвался на мрачные мысли вибрацией во внутреннем кармане.
-Локхарт слушает.
-Добрый вечер, - в трубке раздался смутно знакомый мужской голос, - это Уильям. Надеюсь наше маленькое соглашение в силе?
-Привет, - Гарри на секунду задумался. Он был почти честным человеком и почти всегда исполнял данные обещания, - думаю да.
-Тогда в «Императоре» в восемь. Я буду ждать тебя у входа.
-Окей.
Гарри закурил еще одну сигарету. Как же хорошо. Он глубоко затянулся и выпустил дым через нос. До встречи оставалась пара часов.

-Здравствуй милый,- маман поцеловала Пэрри в щёку и с удобством устроилась в кресле, - а где твой мальчик?
-Мам, он младше меня всего на пять лет. Он не мальчик.
-Ах, оставь дорогой, - махнула Ванесса,- все вы для меня просто большие дети. Так, где он?
-Мы с ним немного повздорили, - признался ван Шрайк, не понимая, отчего ему так мучительно стыдно, - он сглупил.
-Или ты был к нему слишком строг.
-Я был строг? А чем он думал, когда соглашался на свидание с другим мужиком?! – неожиданно для себя взорвался ван Шрайк.
-Ну, милый, Гарри не такой, может он просто что-то не так понял. Он у тебя…как бы так сказать помягче, немного недалекий.
-Мама!
-Сынок, он мне очень нравится, и я не верю, что этот замечательный мальчик мог так с тобой поступить.
-Да он и не поступил. Он даже не понял, что его на свидание пригласили. Решил, что это дружеский ужин. С незнакомым мужиком – геем! Геем, мам!
-Может быть, у него нет так называемого «гей - радара»?
-Что? – удивился Пэрри. С каких это пор его мать знает такие сугубо тонкие термины.
-Если он совершенно не ориентируется в том, кто свой, а кто нет, значит у него нет «гей - радара».
-Да Локхарт плохого человека отличит от хорошего только тогда, когда ему будут глотку перерезать, мам! Ну, о чем ты говоришь. Это же Гарри. Он такой доверчивый,- вздохнул Пэрри. Ему вспомнилось, как этот неудачник искренне верил, что Пэрри его друг. Потом…уже позже они действительно стали почти приятелями, но тогда это звучало, по крайней мере, наивно.
-Сделай ему предложение и не отпускай на ужины с незнакомцами. Он такой беспомощный.
-Предложение?
-Именно, - пожала плечами Ванесса, - вы живете вместе, он нравится мне, он нравится тебе. Так чего ты ждешь сынок? Ведь самое главное, ты нравишься ему. Он такими глазами на тебя смотрит.
-Какими глазами?
-Полными доверия, Пэрри, самого настоящего доверия, которое не купишь ни за какие деньги. Поверь своей мамуле, уж она-то разбирается в людях. Я думаю, кольцо мы можем купить сейчас.
-Какое кольцо?
-Для помолвки, разумеется. Я хочу сделать вам подарок. Думаю Cartier будет в самый раз, - улыбнулась Ванесса, - ты не помнишь, какой у него размер? Мне кажется, девятнадцатый.
-Скорее восемнадцатый с половиной, слишком тонкие пальцы,- задумчиво ответил Пэрри.
-Собирайся, купим кольцо и поедем в ресторан. За Гарри. Жест должен быть красивым, мой дорогой мальчик, чтобы Гарри запомнил его на всю вашу оставшуюся семейную жизнь.
«Да уж поверь, он этого точно не забудет», - мстительно улыбнулся Пэрри.
-Ты как всегда права мамуля, подожди, я возьму свое пальто.

Билл оказался прекрасным собеседником и отличным слушателем. Вечер протекал замечательно и Гарри уже почти забыл про ссору с Пэрри, когда…. Когда в ресторан зашел Пэрри. В распахнутом пальто, с белым шелковым шарфом от Hermes и в своем самом лучшем костюме (Пэрри сам как-то сказал Гарри, что это его самый любимый и самый лучший костюм).
-Что здесь делает твой начальник? – настороженно спросил Билл.
-Да я и сам не знаю, может у него встреча? – озадаченно ответил Гарри.
Пэрри тем временем обвел зал сосредоточенным взглядом, заметил Гарри за столиком и тотчас направился к нему. У Гарри появилось нехорошее предчувствие, когда в зале, следом за Пэрри, возникла мамуля. Ванесса устроилась у барной стойки, словно готовилась к какому-то зрелищу.
-Гарри, - начал Пэрри,- я хотел… Хотел сказать тебе… Знаешь, впервые в жизни не могу подобрать нужных слов, - детектив рассмеялся.
-Ты хочешь меня уволить? – подсказал Гарри.
-Нет, я хочу… - Пэрри достал из кармана небольшой бархатный футляр и встал перед напарником на одно колено, - я хочу, чтобы ты стал моим мужем. Ты согласен?
-Черт… это так неожиданно… Я даже не знаю, что ответить. Мне никогда не делали предложений… Э-э-э… «Здоровенные мужики - геи» - мысленно добавил Гарри.
-Соглашайся, - подсказал Билл.
-Соглашайся, - сказала семейная пара за соседним столиком.
-Соглашайся, - одними губами произнесла Ванесса.
-Черт, Гарри, ты лучшее, что случилось со мной за всю мою жизнь. Ты всегда был рядом и поддерживал меня в трудную минуту… и еще у тебя чертовски аппетитная задница.
В зале одобрительно засвистели. Гарри был не то, чтобы напуган, но близок к состоянию, в котором хочется мигрировать в Мексику, забиться в горы и никогда оттуда не вылазить!
-Господи, да соглашайся же ты, наконец, мама смотрит, - прошептал Пэрри.
-Х-хорошо, я согласен, - быстро ответил Гарри.
Пэрри открыл футляр, достал белое широкое кольцо с темно-синим камнем и надел его на безымянный палец Гарри. Локхарт еще никогда в жизни не жалел так о том, что ему все-таки пришили этот гребанный палец.
-Я люблю тебя, хотя я никогда тебе этого не говорил. Но я люблю тебя, Гарри Локхарт, - сказал Пэрри, встал и поцеловал Гарри. Взасос. Поглаживая его волосы на затылке одной рукой, и нежно обнимая за плечи другой. Как будто Гарри действительно согласился стать его мужем на веки - вечные. Да что ж такое случилось с этой долбанной Вселенной?! Гарри готов был потерять сознание от гипоксии, но тут Пэрри отпустил его и кинул официанту:
-Бутылку Dom Perignon. Хочу отпраздновать нашу помолвку.
-Поздравляю вас,- сказал сидящий за столиком Билл, потом посмотрел на часы, - удачного вечера,- улыбнулся и вышел.
«Есть!» - подумал Пэрри и перевел взгляд на ошарашенного Гарри.
-Сделай счастливое лицо, идиот, предполагается, что ты в восторге. Сейчас подойдет мамуля и будет нас поздравлять, не напортачь.

-Я до сих пор не верю, что мы пережили это, - тяжело дыша, сказал Гарри, прижимаясь спиной к двери.
-Полностью с тобой солидарен – простонал Пэрри, падая на свежеперестеленную постель (хлопок, никакого шелка), - как насчет того, чтобы подлечить нашу пошатнувшуюся нервную систему?
-Да я б сейчас сожрал что-нибудь, если честно, - Гарри потер заурчавший, словно в подтверждение его слов, впалый живот.
-Что ж ты за ужином-то стеснялся?
-Кусок в горло не лез.
-И у меня,- признался ван Шрайк.
-Особенно когда мамуля начала настаивать на том, чтобы в качестве свадебного подарка пригласить на церемонию Шэр или Барбару Стрэйзенд.
-Ооо.… Или когда сказала, что в свадебное путешествие нам стоит отправиться в Голландию.
-Или когда решила, что белые смокинги – это так мрачно и лучше, если они будут цвета голубой лазури и цвета морского заката… Господи, Пэрри, во что ты нас втянул?
-Поверь мне, Гарри, уж такого я точно не планировал.
-Я тебя поздравляю, теперь мы почти женаты.
-Да, и судя по маминому энтузиазму, нам на самом деле придется зарегистрировать брак.
-Нет! Нет-нет-нет!
-Да, Гарри. И не забывай, моя мамуля в свое время была лучшим, повторюсь специально для тебя, лучшим чистильщиком. Неужели ты хочешь спровоцировать гнев человека, который умеет убивать даже губкой для мытья посуды?
-А она умеет?
-В совершенстве.
-Я не хочу, Пэрри. Я совсем не так представлял себе свой брак. Хармони, небольшая церковь, только друзья, мы бы обязательно пригласили тебя. А свадебное путешествие провели бы в Мексике…, - Гарри сидел на полу совершенно несчастный. Пэрри даже почти пожалел его. Ключевое слово – почти.
-Хармони бросила тебя, не забывай. Я считаю, что нам стоит выпить, и чем скорее, тем лучше, - Пэрри жестом фокусника достал из прикроватной тумбочки бутылку бренди и коробку чернослива в шоколаде, - это, конечно, не мерзкая, нежно тобой любимая, картошка – фри, но лучше это чем ничего.
Гарри грустно посмотрел на бутылку и подполз ближе к кровати.
-Из горла? – спросил он.
-Из горла, - согласился детектив, делая большой глоток, - за мою… за нашу помолвку.
-Ага, - Гарри глотнул и закашлялся, - что ж так крепко-то?
Но алкоголь уже делал свое грязное дело. И по телу разлилось долгожданное тепло и легкое оцепенение. В кончиках пальцев приятно закололо. Пэрри протянул ему конфету, Гарри послушно отрыл рот. Ван Шрайк удивленно посмотрел на него, но ничего не сказал и сунул конфету ему в рот.

Утро добрым не стало. Совсем не стало. А если это утро понедельника… Если это гребанное утро понедельника, когда ты понимаешь, что вставать все равно придется, что жутко болит голова и во рту не ворочается распухший язык… а голова… В голове какие-то злодеи бьют в колокол набат. Господи… Зачем было так пить? Где аспирин? Где холодный душ? Зачем прибавили яркость у солнца, и кто ободрал вчера шторы? И тебе хочется поспать еще, но отравленный алкоголем организм словно мстит за вчерашнее и упорно отказывается ложиться спать, а память услужливо говорит тебе, что именно сегодня у тебя важная встреча и опаздывать на нее никак нельзя. Где же эта сука была вчера, и почему она не напомнила тебе об этом, когда ты допивал вторую бутылку виски?
-О-о-о … – протянул Пэрри, прикрывая глаза ладонью. Сетчатку жгло немилосердно, - о-о-о…- повторил он, когда сумел-таки разглядеть, во что они вчера превратили его спальню.
Шторы сорваны. Ящики комода почему-то выдвинуты, и часть белья валяется на полу, пара пустых бутылок, несколько недоеденных конфет, неаккуратно растоптанных на белом ковролине. Бесформенная куча тряпок на полу. Пэрри признал в них одежду Гарри. А где же Гарри? Он обернулся. Голая задница Гарри виднелась из-под одеяла. Голая задница Гарри… Пэрри понадобилось несколько секунд, чтобы осознать весь ужас положения.
-Гарри!
-М-м-м….
-Гарри!
-Да что тебе от меня надо? – проворчал Гарри, натягивая на голову подушку.
-Гарри Локхарт! Поднимайся немедленно!
-Да что случилось? – Гарри нехотя поднял голову и недовольно посмотрел на Пэрри.
-А ты оглянись! У тебя ничего не болит? – Пэрри по ощущениям своего тела сделал логичное предположение, что если секс и имел место быть, то снизу был не он.
-Болит, - нахмурившись ответил Гарри, - спина болит. И жо…Хм…зад. Я что, вчера падал?
И тут Пэрри заметил его… Он одиноко лежал под кроватью и все объяснял.
-Только не это, - прошептал побелевшими губами Пэрри,- только, блять, не это.
-Что случилось-то? Ты мне скажешь, наконец, или нет?
-Мы с тобой переспали. И не ты был сверху.
-Брось Пэрри, дурацкая шутка, - рассмеялся Локхарт,- я еще чуток вздремну….
Пэрри в доказательство своих слов осторожно поднял с пола использованный презерватив и молча показал его Гарри.
- Пэрри!!! Это же противо - что б тебя урода - естественно!!! Долбанный же ты педрила!!! Пэрри!!!
-Заткнись, иначе мамуля может услышать, - странно, но истерика Гарри тут же привела Пэрри в чувства, - заткнись и послушай меня внимательно, ничего не было, ты понял? Мы с тобой вчера просто нажрались и уснули в одной постели. А твой зад…Ты упал, пьяный, когда отрывал мои шторы.
-Вообще-то шторы отрывал не я. А ты. Говорил про мудака дизайнера, и что они тебе никогда не нравились, и что ты всегда хотел их поменять, и что…
-Заткнись. Короче, твоя гетеросексуальность не пострадала, и девственность осталась не тронутой.
-Но Пэрри!
-Заткнись, я сказал, ничего не было. Ты думаешь, меня радует факт, что я настолько напился, что трахнул тощего гетеросексуального мужика, да к тому же еще и своего сотрудника? Ты глубоко заблуждаешься.
-И ничего я не тощий.
-А тот факт, что тебя поимели, тебя больше не задевает?
-Задевает! Но я не тощий.
-Ох. Гарри, заткнись и иди в душ, а я попробую здесь хоть немного навести порядок.

Пэрри стоял под теплыми струями воды и безуспешно пытался вспомнить вчерашний вечер и ночь. Он никогда не напивался до беспамятства. Нервы. Это все нервы. У него очень тяжелая жизнь и напряженная работа. А еще ребенок-имбецил на попечении, которого на секунду нельзя оставить одного, чтобы тот что-нибудь не натворил.
-Ты говнюк, Гарри Локхарт,- произнес вслух Пэрри, утыкаясь лбом в мокрый кафель.
В голове мелькали обрывки вчерашних событий. И получалось.… Получалось, что говнюком - то как раз был он, Пэрри ван Шрайк.
Все получилось... Очень спонтанно. Гарри спровоцировал его, это факт. Но Локхарт, идиот, не понимал что делает. Это же Гарри, а Пэрри повелся…

Все началось, когда Пэрри милостиво запихнул в рот Локхарту еще одну конфету (он полулежал на кровати, Локхарт сидел на полу, привалившись к постели спиной), а Гарри втянул в рот его пальцы и облизал. Медленно и чувственно. А может Пэрри просто так показалось, он был порядком пьян. Но помнил, как провел большим пальцем по нижней губе Гарри, придерживая его за подбородок, облизнул свои губы и медленно притянул к себе, а Локхарт как загипнотизированный смотрел ему в глаза и не сопротивлялся. Горел только ночник на прикроватном столике. И от желтоватого света глаза Локхарта выглядели еще более привлекательными, а он сам почему-то превратился в очень сексуального мужчину, которого Пэрри был просто обязан затащить в свою постель и показать ему, на что способен гей Пэрри, когда в настроении. А ван Шрайк был в настроении! Он почувствовал, что у него стоит. Полностью. И почти болезненно. А лицо Гарри вдруг оказалось невыносимо близко. Пэрри поцеловал Гарри. Не как в ресторане. Не показушно. По-настоящему. Очень мокро, с прикусыванием нижней губы и легким посасыванием языка. Да, чертовски сексуально. Пэрри придерживал его лицо одной ладонью и осторожно поглаживал другой. Не вспугнуть бы. А Гарри ничего не замечал, самозабвенно отдавался поцелую, прикрыв глаза. Пэрри оторвался от его губ и переключился на шею, касаясь кончиком языка напряженных мышц, чувствуя, как под кожей бешено бьется пульс, и Гарри судорожно сглатывает и стонет, откидывая голову назад. Пэрри ухмыльнулся. Ну, еще бы. А кожа нежная и щетины даже как-будто нет. Повезло засранцу. Сам Пэрри пользовался увлажняющим кремом для лица. А Локхарт, скорее всего, о таком даже и не слышал. Как не слышал о диетах, отбеливании зубов и пилатесе. Но, тем не менее, умудрялся выглядеть сногсшибательно. Гарри напомнил о себе еще одним глубоким стоном. Детектив, увлекшись, слишком сильно прикусил кожу у него на шее. Свое «извини» Пэрри нарисовал тут же рядом, языком, запуская руки под тонкую ткань футболки и осторожно трогая его напряженные соски. А Гарри – горячий парень. Выгнулся под ладонями, словно стараясь как можно больше своего тела им подставить. «Очень, очень горячий парень», - мысленно добавил Пэрри, прикусывая правый сосок. И мелодичный. Что характерно, в постели Локхарт молчал. Нет, стонал, конечно, сопел и всхлипывал, но не болтал. И это было непривычно, но чудесно. Пэрри чуть пощекотал ямку пупка языком и начал спускаться ниже, расстегивая джинсы. Локхарт не протестовал, послушно поднял задницу, помогая снять с себя одежду. Пэрри осторожно забрал в рот крепкий и широкий член Гарри, оттягивая кожу вниз. Гарри задохнулся в немом крике. Как будто ему никогда минет не делали. А может и не делали. Вряд ли он успел переспать с Хармони, до того, как она его бросила. И вряд ли он переспал с другой женщиной после того, как перестал грезить этой сучкой. Потому что не перестал. Такой трогательный малыш Гарри. Пэрри решил показать ему кое-что особенное, кое-что такое, чего бы ему не сделала ни одна Хармони. Он медленно развел поджарые бедра в стороны и коснулся языком задницы Гарри. Точнее главной ее составляющей. Отверстия, которое делало из задницы - задницу. Или, как сказал однажды, его случайный знакомый - божественного ануса. Да-да, именно так и сказал: «Пэрри, выеби меня своим огромным членом в мой божественный анус». Тогда секса не получилось. Пэрри слишком долго и громко ржал над этим придурком. А Гарри ничего не говорил, он только тихо вскрикнул и застонал, почувствовав язык Пэрри. Задрожал сильнее, задышал чаще. Пэрри мысленно поставил себе пятерку, взял с тумбочки смазку (да он предусмотрительный сукин сын!) и осторожно добавил к языку палец. Гарри выгнулся на простынях, но вроде бы не протестовал. Ван Шрайк еще немного повозился с подготовкой, переместив свой талантливый рот на член, а задницу освободив для пальцев.
-Эй, принцесса, - позвал он, остановившись, Гарри протестующее замычал, процесс его увлек, - послушай меня внимательно, сейчас будет чуть-чуть больно и…. Потерпи, ладно? Ради меня, - неожиданно закончил Пэрри, надевая презерватив на свой член.
Пэрри перевернул Локхарта на живот, сунув ему под бедра подушку (на которой, разумеется, спал Гарри) и потянул эту симпатичную и готовую принять его попку на себя. Но тут Гарри взбрыкнул.
-Что не так? – спросил удивленный Пэрри.
-Я… Я думаю, нам стоит остановиться. Понимаешь, я еще не готов,…наверное,… Черт, Пэрри, я же натурал!
-А когда я вылизывал твой зад, тебя этот факт как-то не очень беспокоил,- резонно заметил Пэрри, придерживая одной рукой Гарри за бедра, а другой с силой надавил ему на спину, - хватит. Не веди себя, как девчонка. Это не страшно. Расслабься и получай удовольствие. И Гарри…
-Что?
-Заткнись, ладно?
-Но….
Пэрри принял единственно верное решение. Нет, он не отпустил Гарри и не лег спать. Он начал входить в этого пугливого засранца. Медленно и осторожно. Гарри что-то пискнул и заткнулся. Пэрри сделал вывод: для того чтобы заткнуть этого недоумка, нужно просто заняться с ним сексом! Гениально. А узкий-то какой. Со своими габаритами детектив едва в нем помещался. Но Локхарт молчал и даже не возмущался. Но и не стонал от удовольствия. Ничего, в первый раз вначале всегда немного больно. Пэрри ввел в него свой член полностью и замер, прислушиваясь к ощущениям. Хорошо.… Никогда дела с девственниками не имел, но хорошо. И начал двигаться, стараясь подобрать верный угол. Получилось. Гарри завозился под ним и тихонько застонал. Чтобы быть уверенным полностью, Пэрри остановился и почти полностью вынул свой член. Гарри подался назад, насаживаясь. Это заводило. Узкая, чуть мокрая спина Локхарта, его непослушные темные волосы, напряженные бицепсы и бледная горячая кожа…. Пэрри провел ладонью вниз по позвоночнику, погладил живот и накрыл рукой член. Гарри шумно вздохнул через нос, еще сильнее насаживаясь на член своего босса. Пэрри закрыл глаза и увеличил темп, услышал, как нетерпеливо заскулил Гарри, который был уже почти на пределе. Пэрри чувствовал, как Гарри сжимает его, как едва ощутимо дрожит. Как же горячо… Он не останавливался, но и не менял темпа…
-Пэрри, пожалуйста, я … больше…не могу-у-у… Пэрри…
Заговорил, ну надо же. Ван Шрайк ответил на мольбы, задвигал рукой в такт толчкам. И кончил вместе с Гарри.
Мокрые, совершенно без сил они лежали на скомканных простынях и пытались поймать остатки ускользающей истомы.
-М-м-м….это было… - начал Гарри
«Феерично? Шикарно?» - мысленно заканчивал за него Пэрри.
-…неплохо… - сказал Гарри, нашарил джинсы, достал сигареты и лениво закурил.
Пэрри удивленно посмотрел на него. Неплохо? Секс с самим геем Пэрри - для Локхарта «неплохо»? Детектив подавил острое желание спихнуть с постели эту бестолочь и напомнить ему, как он только что умолял его разрешить ему кончить.
-Будешь? – спросил Гарри, протягивая ему пачку сигарет. Пэрри, неожиданно для себя согласился, хотя не курил уже больше семи лет.
Они докурили, Гарри засунул бычки в пустую бутылку, закрутил пробку. Пэрри уже почти уснул, как почувствовал, что к нему сбоку притиснулось что-то липкое и теплое. Гарри. Черт с ним. Пусть спит.

-Твою мать, - сказал Пэрри, вообще забыв, где он находится, - твою ж гребаную мать.
Он сделал римминг Локхарту. Он сделал ему римминг и лишил его девственности. А еще минет. Господи, он отсосал у этого недоумка…

запись создана: 30.12.2010 в 05:35

@темы: фест, фанфикшн, слэш, Перри, Гарри

Комментарии
2010-12-30 в 11:36 

Victoria@Doran
Never miss opportunity to miss opportunity (c)
эх, пойду я к вам читать:) мало!

2011-01-02 в 15:02 

Gealtach
Все, о чем ты подумаешь, будет использовано против тебя.
Victoria@Doran У меня однако все сообщество пасется))

2011-01-22 в 23:57 

Lichtberg
До чего же фик понравился!!! С ума сойти просто, огромное Вам спасибо за него!
*перечитывает заново*

2011-03-09 в 16:47 

сомнамбула~
маца конопляная
*ждет продолжения*
автор, вы садист. заставляете томиться в ожидании. я вас люблю хдд

2011-03-16 в 18:38 

Gealtach Господибожемой! А ведь говорилось о 19 главах... нет даже о 21, а прочитать можно только 9.. Будут ли доступны остальные??? А ещё когда, или может быть где? Автор отзовитесь, пожалуйста!!! Сил нет ждать(((

2011-04-01 в 12:48 

Gealtach
Все, о чем ты подумаешь, будет использовано против тебя.
Люди, все у меня в дневе под темой Тимошенко пишет. Ну нет у меня времени выкладывать, а фик давненько готов)))) шуруйте ко мне и читайте, потом довыложу))) или если хотите тырьте с днева и постите здесь, токмо шапку не забывайте)))

2011-04-03 в 14:56 

У человека в душе дыра размером с бога, и каждый заполняет её как может.
Это нечто))) Спасибо)) :red:

     

Сообщество, посвященное фильму Kiss Kiss Bang Bang (2005)

главная